Наше Радио: Ликбезы

версия для печативерсия для печати

Этой рубрики никогда не было на "Н.Р.". Ликбезы мы придумали году в 94-м - 95-м, когда вместе с телеведущим Сергеем Шустицким придумывали себе телепередачу (наше вечное занятие из года в год почти до самого последнего времени). Полное название - "Ликбезы для Новых Русских". Это порождение эпохи малиновых пиджаков, когда практически ставился знак равенства между понятиями "новый русский" и "бандит". "Ликбезы" были призваны дать такому человеку основные знания о литературном произведении на случай, если он вдруг окажется в компании, а там зайдет речь, например, об "Отелло" или "Ревизоре".

“ОТЕЛЛО”.

- Короче, чувак был негром. Учился там у них, наверное, в военной академии и остался, потому что женился на местной. Родители ее, кстати, были очень против. Они поехали на Кипр – ну, потому что в Анталии куча русских, - а тут как раз война, и его туда посылают. Ну, он возвращается, а она его платок потеряла носовой – высморкаться некуда. А надо – он же с войны пришел.
Ну, он для отвода глаз спросил ее, типа “Молилась ли ты на ночь, Дездемона?” и все такое. Она было рот раскрыла, а они негры вспыльчивые как грузины – тогда же баскетбола не было, энергию девать некуда. Короче, задушил он ее.
Деталь: там как-то участвовал Кассио. Ну, это фирма, которая делает калькуляторы. Наверное, была спонсором всего этого дела.

“АННА КАРЕНИНА”.

Значит, одна чувиха неудачно выскочила замуж. Во-первых, она его не любила, а во-вторых, он был такой старый, что она его называла по имени-отчеству. Какая уж тут любовь.
А тут вдруг Лановой. Ну, она в него, конечно, сразу влюбилась – молодой, красивый, артист театра Вахтангова, только что Павку Корчагина сыграл – ну, которого потом играл Шарапов.
А дело было на вокзале. И тут как раз поезд идет. Ну, она и говорит: “Господи, что я делаю?” – и под поезд. Машиниста, конечно, посадили. А Лановой после этого еще в “Войне и мире” снялся. Наверное, Толстому очень понравился.
Деталь: все смешалось в доме Облонских.

“РЕВИЗОР”.

Значит, мужики держали весь город, все у них было схвачено, и вдруг всех вызывает к себе мэр и говорит, что значит, собрал я вас, чтобы сообщить пренеприятнейшую информацию – к нам едет мужик с проверкой. Причем, переодетый в штатское.
Ну, они, короче, мужика вычислили, встретили по высшему разряду – охота, сауна, девочки, все дела. Чувак почувствовал себя в шоколаде и начал их лечить по полной программе – типа, он в Москве самый крутой, все олигархи под ним, с артистами он на дружеской ноге: подходит и “ну что, мол, брат Пушкин?”.
Каждый ему, естественно, отстегнул, и он уехал. И тут выясняется, что они все прокололись – это был никакой не мужик с проверкой, а так, чайник.
В общем, в конце там приехала настоящая проверка. Чем кончилось, непонятно. Но, наверняка все отмазались.
Детали: во-первых, мамаша с дочкой, причем, мамаша круче. Короче, клубничка.
Во-вторых, два чувака с похожими фамилиями. Кажется, Гоголь и Моголь.

“ГАМЛЕТ”.

Значит, чувак учился за границей и вдруг его вызывают домой телеграммой – мол, приезжай, папа умер. Он приезжает, типа, что за дела? И выясняется, что папа не умер, а его замочили. Причем, это ему сам папа рассказал – ожил в полночь и рассказал. Ну, как в фильме “Зловещие мертвецы”.
А тут еще его маманя быстренько выскочила замуж за дядю – причем, не за какого-нибудь левого дядю Васю, а за папиного брата, который, кстати, папу и замочил.
Ну, у пацана от всего этого крыша потекла, он стал всякую пургу нести, типа “Быть или не быть” или “Офелия, о нимфа”. Офелия, кстати, тоже потом съехала и утонула в бассейне. В общем, у них начались разборки… Короче, все умерли.
Подробности две – Розенкранц и Гильденстерн.

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ и НАКАЗАНИЕ»

Значит, молодой пацан приехал в Москву учиться. Соблазнов вокруг много – мерседесы, казино, чуваки ходят с мобильными телефонами, а он в кедах снимает комнату в коммуналке и живет на одних бульонных кубиках. Западло? Западло.
А тут ему родители прислали денег за полгода – за квартиру платить, – а он их отнес бабке одной, процентщице – она была типа МММ. Ну, он пару месяцев проценты снимал, а потом подумал, что ему деньги нужнее, чем бабке. Нет, не в смысле, что ему бабки нужнее, чем деньги. Ему лаве нужно, а бабке не нужно.
Короче, пришел он к ней в выходной, все рассчитал – охрану она отпустила, мобилу выключила и сидит, сериал смотрит. Ну, он сначала для отвода глаз поздоровался, а потом как шарахнет ее топором по макушке. Кровищи – как в «Крепком орешке», когда негра в самолетный двигатель засосало. Ну, он отпечатки пальцев стер, бабку в багажник, в лес отвез – вроде все по взрослому сделал, а приехал домой и сразу присел на измену. Температура у него поднялась, глюки начались – короче, пошел и сам ментам сдался. А они на радостях на него еще ограбление продовольственного магазина повесили и незаконные валютные операции. Короче, загремел чувак на полную катушку.
Деталь: там была одна девица, сильно любила две вещи – спать и мармелад. За это ее так и звали – Соня Мармеладова.

«ПИКОВАЯ ДАМА».

Значит, жил один чувак, звали его Герман. Ну, как первого космонавта, только второго. Но сейчас не о нем. Короче, чувак влачил практически жалкое существование. И тут он узнает, что одна бабуля старая, Графиня, в молодости была кидалой и знает какой-то карточный фокус с тремя картами. А у пацана времени свободного навалом было, он же влачит. Ну, он под окнами у графини помаячил и решил приударить за ее племянницей.
Короче, втерся в семью, стал у них по вечерам бывать, стал подкатывать к графине, типа «Бабушка, давайте я вам ноги пледом укутаю или «Преступление и наказание» почитаю на ночь». Но бабка попалась вредная, Германа не любила и только разъезжала по дому в кресле-качалке. Ну, он ее подкараулил как-то ночью с газовым пистолетом, говорит, «колись, гадина, про три карты». А она не прокнокала, что пистолет газовый, и кони двинула – в смысле, ласты склеила, – ну, короче, сандалии отбросила.
Он обломался, пошел домой и лег спать. И тут во сне графиня к нему приходит – ну, как Фредди Крюгер к этой чувихе в последней серии – и говорит: «Тройка, семерка, туз». Он проснулся, взял тачку – и в казино. Поставил все бабки, последний ход его, у него в руке козырный туз, он его кладет – а это пиковая дама.
Опа, что за дела? Чудеса, Коперфильд отдыхает. Он в крик, давай за пушку хвататься – а ее же у него на входе отобрали. Ну, менты его скрутили – и в Кащенко.
Детали две. Первая: «Уж полночь близится, а Германа все нет». Вторая: все песни к этой байде написал Чайковский.

«КАМЕННЫЙ ГОСТЬ».

Один испанский мужик был такой смазливый, что его все Дон Жуаном звали. Поимел всех женщин в округе, но в итоге попал в разборку и по незнанию замочил чувака – мужа одной из этих своих. А чувак был важной шишкой из местного начальства. Ему даже памятник поставили – типа, бюст на родине героя, только в полный рост. Короче, Дон Жуана выслали на 101-й километр.
Ну, он там день покуражился, всех местных поимел – и ночью приехал обратно. Приехал на кладбище и давай над покойником глумиться, типа, приходи, поужинаем, посидим. Ему слуга говорит: «Кто ж его посадит, он же памятник?» А Дон Жуан говорит: «Будет сидеть, я сказал!» – и пошел к вдове памятника ужинать.
Только они сели, не успели даже поллитру уговорить, – тут в дверь стучат. Он думает – соседи пришли за солью или спичками. Открывает, а там этот бетонный придурок стоит, хорошо еще, что не конный. Говорит: «Дай мне руку!» – и как начнет жать. Дон Жуан говорит «Пусти, дурак кирпичный, мне же больно». Жена каменного тут же брык на пол – и в обморок, а под этими паркет проломился, и они в погреб упали. Огурцы соленые, варенье из черноплодки, которые донна Анна на зиму запасла – все побили, сами порезались и умерли, на фиг, от заражения крови.

«РОМЕО и ДЖУЛЬЕТТА»

Короче, в Италии все происходило. Там было два семейных клана, которые враждовали друг с другом, типа как Аль Капоне с Аль Пачино. Никак не могли поделить сферы влияния – там, кому рынки, кому бензоколонки.
И вот пацан из одной семьи решил приколоться с друзьями и пошел на тусовку, где отдыхала другая семья. Думает, может на драку нарвемся. Ну, с дракой у них не получилось, зато парень втюрился в девицу из вражеской компании практически по уши. Она в него, конечно, тоже – ну, еще бы, он же в «Титанике» снимался. Правда, имя ей почему-то не понравилось. Она ему говорит: «Ромео, как мне жаль, что ты Ромео». Понятно, что если бы его звали Витек или Толян, было бы лучше. Но это не стало непреодолимым препятствием. Она ему говорит: «Любишь – женись». Ну, он прыг к ней на балкон и женился.
Дальше запутано. Он чего-то убил ее брата, его выслали на 101-й километр, она в это время умерла, он приехал, видит, что она умерла, и тоже умер. А тут она ожила – это она его типа приколола; а пацан-то в натуре умер, даже не посмеялся ее приколу. Ну, ей скучно стало, и она тоже за ним.
Одно хорошо – их предки помирились. Ну, эти, Аль Капоне с Аль Пачино. И самая важная фраза там в конце: тоскливее, чем вся эта история, еще никто не придумал.

«КОРОЛЬ ЛИР»

В одной семье все происходило. Папаша всю жизнь работал, накопил прилично, все у них было. И вдруг ему в голову стукнуло: давайте, говорит, дети, я на вас все перепишу, чтобы не дрались, а то я умру, а вы не знаете, кому что.
Эти, конечно, быстренько согласились – а, поди, им плохо? – и начали делить. Ну, и переругались ужасно – мат, рукоприкладство – все, как у людей. Младшую дочку вообще выгнали на фиг – она вовремя не подсуетилась, и старшие настроили отца против нее. Она, правда, после этого удачно замуж вышла, за интуриста, и уехала – то ли в Австрию, то ли в Италию.
В, общем, мужик все на двух старших дочерей переписал – квартиру, машину, все сбережения, себе ничего не оставил, так, пару костюмов и чайный сервиз. А дочки еще те оказались – как вышли от нотариуса, сразу заявили: «Все, папа, спасибо, езжайте теперь в дом престарелых».
Он, естественно, начал возмущаться, типа, у него ветеранская книжка и ему везде без очереди, у меня 45 лет непрерывного стажа, отдайте мне мою пенсию. Потом говорит им: «Вы что, с ума сошли?» - и как раз сам с ума сошел.
Что там дальше было, никто не знает, потому что дочитать невозможно – очень скучно.
Деталь – дочек звали Регана и Гонерилья. Потому что очень стервозные были.

«ВИШНЕВЫЙ САД».

Значит, у одной семьи был дачный участок в Подмосковье, кому-то из них от работы дали. Они там, естественно, дачу построили, а на остальном участке вишню выращивали. Варенье на зиму варили, настойку делали – очень, кстати, вкусную, – а часть на базаре продавали – ну, а куда ее девать? При этом, что характерно, интеллигенты все, вплоть до первого колена, голубая кость. Деньги, естественно, все профукали – книжек накупили, пианино, обои для столовой, а сами целый день в гамаках валялись.
И тут приходит один новый русский и говорит – продайте мне участок. То ли хотел гараж подземный построить, то ли сауну. А они, вместо того, чтобы поторговаться, нюни распустили – ой-ей-ей, как же наши вишни, мы здесь все первый раз целовались, а как же свежий воздух, не в Артек же на лето детей отправлять. Одним словом, интеллигенция. Ну, он говорит – не хотите по-хорошему, будет по-плохому. Поставил их на счетчик и забрал сад за долги. Ну, они все поплакали и уехали по турпутевке в Париж.
Детали. Шкаф там был многоуважаемый. Видимо автор с несгораемым перепутал. А еще там в конце слугу забыли со знакомой фамилией – то ли Фирсов, то ли Фетисов.

МУ-МУ.

Короче, жил один чувак, его с детства Герасимом звали, так вот он разговаривать не умел. Ему мама в детстве что-то такое вкусное дала, он язык и проглотил. А сейчас же без языка никуда, даже в стенографистки не возьмут. Ну, он – в дворники. Профессия не пыльная, но грязная.
Дали ему новую метлу, она хорошо метет, а сам он в это время о корове мечтает – он же деревенский. Хозяйка ему корову заводить запретила, потому что слышала, что они болеют коровьим бешенством и боялась, что корова будет за ней по двору гоняться и покусает. Так что он завел собаку и назвал ее Му-Му, как в той рекламе про «Милки Вэй». Ну, и, естественно, захотел проверить, тонет ли она в молоке.
Молока у него с собой такого количества не было, потому что корову ему запретили, а пруд был. Он ее бросил, говорит – плыви! В смысле, подумал – плыви, мол. А как она поплывет – с кирпичом на шее, думать же надо. Она и затонула, как Ди Каприо в Титанике. Как говорится, царство ей подводное.
Герасим, конечно, расстроился ужасно, но никому ничего не сказал. Рекламе он больше не верит и шоколадки не покупает – копит на йогурт «Данон» «Волшебный».

http://www.kvartet-i.ru/index.php?menu=radio&radio_id=4